ЗАСЛУЖЕННАЯ СЛАВА

Posted on May 17 2015

МНОГИЕ СТОЛЕТИЯ УПОРНО НЕ ЗАМЕЧАЕМАЯ ЮВЕЛИРАМИ И ГЕММОЛОГАМИ ШПИНЕЛЬ НАКОНЕЦ НАШЛА СВОЕ ЗАСЛУЖЕННОЕ ВЫСОКОЕ МЕСТО В ПАНТЕОНЕ ПЕРВЫХ ДРАГОЦЕННЫХ КАМНЕЙ. И ПРОИЗОШЛО ЭТО БЛАГОДАРЯ НАШЕМУ БЫВШЕМУ СООТЕЧЕСТВЕННИКУ ВЛАДИСЛАВУ ЯВОРСКОМУ.

Текст: Юлия Савельева vedomosti_mar14_3vedomosti_mar14_4   В последние несколько лет в описании украшений ранга high jewellery все чаще и чаще встречается название «шпинель». Этот драгоценный камень так полюбился современным ювелирам, что текущий момент можно смело назвать повсеместной модой на шпинель, которая вряд ли пройдет в ближайшее время. Скорее, напротив, она будет набирать обороты: слишком уж хороша шпинель по своим геммологическим и эстетическим характеристикам.

При этом многие десятилетия шпинель словно бы не замечали, ее не жаловали ни геммологи, ни ювелиры.  При создании украшений использовался лишь самый банальный вид шпинели черной, которая обычно выступала в контрастном дуэте с бесцветными бриллиантами – и то в тех случаях, когда ювелиры предпочитали ее черным бриллиантам.  А ведь в природе шпинель обладает огромным количеством неповторимых цветов и оттенков, и многие из них стали известны лишь в последние несколько лет.

У шпинели довольно древняя история: ее начали добывать еще в XIV веке в Бирме, и около 1600 года в Могоге, крупнейшем месторождении в мире, идентифицировали как самостоятельный драгоценный камень. Но несмотря на это, последующие четыре столетия шпинели принимали то за рубины, то за гранаты, то за турмалины. Именно поэтому ее в шутку долго называли «величайшим самозванцем» в истории. Так, например, в короне Британской империи красную шпинель «Черный принц» весом в 170 карат вплоть до XX века считали рубином. Точно также «Рубин Тимура» весом 361 карат в принадлежащем королеве Елизавете II колье на самом деле является шпинелью.

А вот венчающую большую императорскую корону Российской империи шпинель  в 398,72 карата всегда признавали таковой, вот только славы этому благородному камню сей факт не добавлял.  Данная шпинель была привезена для царя Алексея Михайловича русским послом, который приобрел ее в Пекине у высокопоставленного чиновника и тайно вывез из страны. До 1762 года шпинель так и хранилась в царской коллекции, пока придворный ювелир Георг-Фридрих Экарт и бриллиантовых дел мастер Жереми Позье не стали создавать корону для Екатерины II и не выбрали из сокровищницы ту самую шпинель, на которую сегодня можно полюбоваться в Алмазном фонде.

Но на протяжении всего XX столетия шпинель была незаслуженно забыта, а некоторыми и вовсе не считалась за драгоценный камень. И вот несколько лет назад с края ювелирной палитры на авансцену шпинель вывел наш бывший соотечественник Владислав Яворский, ныне обитающий между Лос-Анджелесом и Бангкоком.  Одессит по рождению, он окончил местный государственный университет по специальности «геолог», в геолого-разведочных экспедициях начал работать с 18 лет и добывал драгоценные камни на Урале, Забайкалье, Камчатке и Читинской области.  По словам Яворского, в студенческие годы он перебывал на всех месторождениях бывшего СССР и ко всем добирался «по собственной инициативе и на перекладных». Так, в 1991 году, после 4-го курса института, он доехал автостопом от Одессы до Таджикистана, на границу с Афганистаном, на месторождение шпинели и вот там-то впервые познал и оценил красоту этого благородного камня.

В то время в СССР, где все месторождения принадлежали государству, лишь студентам-геологам разрешалось копать любые шурфы и собирать свою минералогическую коллекцию. Яворский воспользовался этой возможностью по максимуму, и к концу учебы  у него сложилось внушительное собрание. Продать его было невозможно, и Владислав подарил ее музею родного учебного заведения с одним условием: попросил составить перечень того, что им было собрано за время учебы. Список, в который входили цавориты, сапфиры, изумруды, турмалины, александриты и шпинели, был беспрецедентный по своему составу, ни один студент не добывал столько не до Яворского, ни после! Впрочем, как рассказывает сегодня Владислав, в период перестройки ту его коллекцию основательно разворовали.

Сам же он в 1992 году окончил университет и, уже понимая, что никакой бизнес вокруг драгоценных камней в распавшемся Союзе не построить, вслед за дипломом получил загранпаспорт и отправился на минералогическую выставку в Эльзасе. Несколько камней, которые Влад привез с собой, произвели фурор: их приобрели самые крупные дилеры в Европе. Затем были минералогические выставки в Бельгии, в Германии и , наконец, крупнейшая выставка в мире в Аризоне, в Туссоне, где в 1995-м из-за нехватки свободных павильонов Яворскому согласились выделить место для раскладного столика у самого входа. Однако Владислава это не смутило, за два дня он распродал все имеющиеся у него камни и обзавелся надежными контактами среди дилеров драгоценных камней.

Все это время гражданин мира по духу и геммолог по призванию, Яворский, как и в свою бытность в СССР, продолжал путешествовать по главным месторождениям планеты, устанавливал связи с местными добытчиками, покупал напрямую у тех драгоценные камни, продавал, покупал новые и так до бесконечности. «90-е годы, - вспоминает он, - прошли у меня между месторождениями в Бирме, Шри-Ланке, Пакистане, Таиланде и Африке, и цветных камней я тогда собрал предостаточно – еще с 70-х годов они никому не были нужны, так что к началу 2000-х у меня собралась приличная коллекция».

Особое внимание Владислав обращал как раз на шпинели: за невостребованностью их тогда продавали за бесценок. В итоге к началу 2000-х Яворский стал одним из крупнейших мировых лидеров цветных драгоценных камней – цаворитов, иолитов, гранатов, демантоидов и всех тех шпинелей, интерес к которым в последнее время значительно возрос. Связан этот рост в первую очередь со значительным ростом цен на классические драгоценные камни и с тем, что на рынке все сложнее найти рубины, сапфиры и изумруды высокого качества и не облагороженные искусственно, то есть не подвергнутые никакой термической обработке.  «Сегодня более 90 процентов камней на рынке облагорожены, поэтому многие украшения попросту перестали быть драгоценными, среди них полно бутафории. Те же изделия с огромными «рубинами», которые в Бангкоке продаются по доллару за карат, в Европе стоят десятки тысяч долларов,- делится своим мнением Яворский.  – Мой же главный принцип – любой камень  должен быть натуральным , таким, каким его создала мать-природа».

Шпинель в этом отношении камень идеальный и самодостаточный, ведь его природные качества ничто не в состоянии изменить – ни высокая температура, ни радиация. По своей твердости близкая к бриллианту, шпинель легка в обработке и, главное, обладает множеством неповторимых цветов с пограничными градациями оттенков. В книге «Terra Spinel», которую компания Yavorsky Co., Ltd выпустила в 2010 году (итог поездок Яворского по всему миру, запечатленных за 20 лет на его же собственных фотографиях), собраны все существующие на планете цвета шпинели – от кроваво-красного до коричневато-красного,  от сине-голубого до лилово-лавандового, от темно-серого до розово-серого...

Сегодня разнообразную красоту шпинели по достоинству оценили многие крупнейшие мировые ювелирные бренды. Шпинели Yavorsky Co., Ltd , которые компания гранит на собственной фабрике в Бангкоке, для своих ювелирных коллекций покупают Bulgari, Louis Vuitton, Faberge, Cartier, Chaumet, Tiffany&Co и даже  JAR. «Я начал продавать шпинель Жоэлю Артуру Розенталю еще в 90-х, правда, через французских дилеров, а они и не скрывали, кто потом приобретает мои камни, но я никогда не видел его лично»,- рассказывает Яворский о своем сотрудничестве с главным ювелиром мира, самым закрытым для публики. «А тут лет восемь назад мы выставлялись на Baselworld, и вдруг приходит он сам и садится изучать мою коллекцию! Вот тогда я понял, что по-настоящему состоялся. В тот день Розенталь приобрел лавандовую шпинель в 20 карат такой красоты, что устоять было невозможно».

Именно Розенталь еще в 80-х годах первым из современных ювелиров стал использовать шпинели в своих драгоценностях. В недавнем интервью The Financial Times он рассказывал, как 30 лет назад «покупал шпинель по $300 за карат, при том что многие ее считали «фальшивым камнем», а сегодня обычная цена за карат - $15.000», а на аукционах она поднимается и выше.

Но лучшие образцы шпинелей всегда можно найти в собственных украшениях Владислава Яворского, которые он несколько лет создает под брендом Ivy New York. Их дизайн так разработан Владом, освоившим еще и смежные профессии огранщика камней и ювелира, чтобы в самом выгодном ракурсе представлять красоту камня. «С того момента, как в 1991 году на Памире я впервые увидел прозрачный ручей, весь розовый от шпинели,  заключенной в горную породу, я всегда интуитивно знал, что шпинель однажды «взорвет» рынок драгоценных камней и вот этот момент наступил».

Bookmark and Share
Back to the top